"Без фантазии мы были бы частью тупого стада"
(с) Ганнибал Лектор.

читать дальше
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:16 

Prologue

Ну что ж, для начала всем здравствуйте. Зарегился очередной не особо выдающийся пользователь по имени Философ. Не знаю с какой частотой буду писать и не заброшу ли как в прошлый раз, но в этот раз я решил не ограничиваться простой писаниной, решив еще включить сюда творческую. В общем, все как всегда. Все, как у всех.
Основная иформация:
Человек средней паршивости и банальных мыслей.
Легкая смесь шизофреника-хикикамори с постоянными признаками голода.
Некое подобие лингвиста на третьем курсе ин яза.
Страдаю графоманией.
Так что:
три года как фикрайтер,
пять как недописатель,
восемь как бездарный поэт.
...
люблю писать
вот такими
оборванными строками

немного ненужной информации:
читать дальше
До:дзо ёросику, в общем.

@музыка: No-Man - Pigeon Drummer

@настроение: лиричное

@темы: биография философичного и слегка зеленого дяди Бреда

18:28 

Нам тоже когда-то нужно отдыхать

Ну и не отходя от кассы начинаю публиковать свои творческие потуги.

Автор: Zеленый Фiлоssоф
Бета: S.O. Lute… временами
Фэндом: Inuyasha
Персонажи: Инуяша/Кагоме, Мироку/Санго
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Юмор, Романтика
Размер: Мини
Статус: закончен
Описание:Лето чудесное время для отдыха,неправда ли?
Публикация:размещайте с этой шапкой иссылку сайта, на котором будет размещено сие кхем..творение, киньте мне.
Примечания автора:Создавалось на конкурс по летним сёдзе-фанфам

Лето не всегда бывает солнечным. Желтоватый блик солнца периодически, будто стесняясь своей яркости, скрывается за пухлыми полными влаги темными облаками. Так что сейчас вместо пронзительно чистого голубого неба серели мрачные тучки, деловито поливая Токио дождем.
Утро только начиналось, а машины, кажущиеся отсюда маленькими и ненастоящими, сновали туда-сюда, разрезая пелену измороси своими гладкими, блестящими боками.… И зачем только современные люди придумали эти гудящие коробки? К тому же от них такой запах.… Где-то высоко на крыше одного из домов раздался громкий чих. Однако сей звук никем услышан не был, поскольку на крыше никого, кроме самого возмутителя спокойствия не наблюдалось, а далеко внизу его чих потонул бы в гуле тех самых машин и просыпающегося города в целом. Возмутитель же тишины крыши с недовольством созерцал всю эту суматоху сверху, оседлав обод водосточной трубы. В его мире гораздо спокойней, ну-у, не считая разве что рева демонов, периодически оглашающих округу.
Словно обидевшись на мысли непрошеного гостя, местный ветер со всей силы толкнул того в спину.
— Э-э! – еле удержавшись на скользкой трубе, протянул незнакомец. Труба надрывно заскрипела и накренилась над бурным потоком перекрестка. Незнакомец поспешно и как-то по-собачьи соскочил на бетонную площадку крыши, оглянулся на покореженную трубу, фыркнул:
— Кхе! Подумаешь! – и выпрямился, отряхая ярко-красную, странную для этого времени хакама и поправляя палку на боку, весьма похожую на меч в ножнах. К слову сказать, не только одежда незнакомца была странной. Короткие песьи уши венчали белоснежную макушку. Длинные необычные для парня густые волосы трепал все тот же сердитый ветер. На шее поверх хакамы висели то ли бусы, то ли четки, с длинными бусинами, смутно напоминающими чьи-то клыки. Было ощущение, будто парень сбежал с какого-нибудь косплей феста или, допустим, праздника фейерверков.
Юноша снова сел и совсем как пес почесал босой ногой со странно длинными ногтями за одним из тех самых ушей.
— Ксо-о! И где ее носит? – остервенело зачесался он теперь уже за правым ухом. Внезапно казавшиеся игрушечными уши дрогнули. Парень с песьими ушами обернулся.
— Голуби… — проворчал он, и резко подорвавшись, с рычанием кинулся на стаю только что севших птиц. – А ну прочь! Это моя крыша!
Судя по виду парня, ему явно хотелось поругаться, а лучше подраться.
Часом раньше парень с требовательным криком:
— Кагоме! – оседлал подоконник двухэтажного дома рядом с храмом.
Однако вместо Кагоме в комнате оказался только кот. Животное при шуме лениво приоткрыло один глаз, затем резко распахнуло оба и шарахнулось от окна с громким мявом.
Странный юноша разочарованно спрыгнул на порог перед дверью первого этажа. Дверь как по заказу распахнулась, выпуская приземистого седого старика в белом кимоно.
— Старик! Где Кагоме?
Старик удивленно остановился.
— Кагоме? – задумчиво пощипывая жидкую бороденку произнес тот. – Тык она болеет. У нее ж в такую погоду спину ломит, ревматизм усиливается, совсем как у меня. – показательно схватился за бок он.
— Ревмачто? – нахмурился парень, силясь понять.
Тут на порог выскочил мальчик лет девяти и потеснил старика на пороге.
— Да с подругами ушла она! Дедушка, перестань придумывать сестре старческие болезни. Тем более ты разве не помнишь, что она вместе с Инуяшей путешествует?
— Подумаешь. – Проворчал дед и двинулся по направлению к храму.
— С подругами? Теми тремя что ль? – Инуяша припомнил трех девчонок, с которыми ему случалось пересекаться пару раз в этом мире.
При каждой встрече эти любопытные школьницы осыпали вопросами бедного парня, касавшихся преимущественно его отношений с Кагоме. Инуяша каждый раз недоуменно бухтел что-то невразумительное. Кагоме же нервничала и краснела, при удобном случае стараясь вдарить ничего не понимающему парню по голове.
И вот сейчас они куда-то ее уволокли. А кстати куда?
— Ой, Инуяша, я даже не знаю. Они появились внезапно рано утром и стремительно утащили Кагоме. Я успел увидеть только, как за ними закрылась дверь и их удаляющиеся спины из окна.
— Так. Значит будем искать. – он резко развернулся, припал к земле, втягивая воздух.
Первым в ноздри ударил «след» деда и только потом уже не такой четкий запах Кагоме. Парень подобно псу стремительно направился к воротам, но его остановил оклик мальчика:
— Инуяша!
— Ну чего еще?
— Бейсболку возьми – в воздух полетела синяя с черным козырьком кепка. Инуяша поймал ее, с легкой досадой натягивая головной убор, скрывавший уши, и отправился в путь. Кагоме почему-то не нравилось, когда он ходил без кепки в этом мире. Здесь вообще многие его поступки раздражали девушку. И слышать это треклятое «СИДЕТЬ!» приходилось вдвое чаще.
Через сотню метров его сбил запах из только что открывшегося магазина, в котором часто отоваривалась Кагоме для их путешествий. Он долго колебался, не зайти ли, но монет у него, к сожалению, не было. В последний раз он втянул запах еды и чихнул. На нос упала первая капля... Собственно так он и потерял след Кагоме. Чисто из упрямства он долго шатался по улицам в надежде уловить знакомый запах. Каким образом его занесло на крышу, он и сам уже толком не помнил.
И вот теперь он с тоской оглядывал окрестности. Дождь кончился, но особого успеха этот факт пока не принес. Походу он потерялся. Черт, а все из-за этих высоких строений! Понастроили тут…естественно легко потеряться даже демону!.. ну, точнее пока полудемону… Инуяша поморщился, поправляя оговорку…. Но это же только пока!.. Он даже наставительно поднял вверх указательный палец и задрал нос к небу, показывая, что у него еще все впереди. Тут в ноздри проник едва уловимый знакомый запах. Он на миг прикрыл глаза, внюхиваясь.
— Кагоме! – он опасно свесился вниз, отыскивая знакомую фигуру. Взгляд уткнулся в автобусную остановку и в четырех девушек подходящих к белой коробке на колесах, которая вроде звалась автобусом. – Кагоме-е! – еще раз выкрикнул Инуяша и стремительно начал спускаться вниз.
Когда он, наконец, спустился, машина уже отъехала. Под и без того удивленные возгласы прохожих парень в пару прыжков преодолел расстояние до автобуса и умостился на лестнице позади. Довольно улыбаясь – как же, он достиг цели! – парень глядел сквозь стекло на подругу. Словно почувствовав взгляд, Кагоме обернулась назад. Ее улыбающееся лицо застыло.
— Что там? – заинтересованно завертела головой Аюми, одна из одноклассниц.
— Э-э, ничего-ничего! – натужно улыбаясь, замахала руками девушка. – Так зачем мы едем на пляж?
«Ну, Инуяша…» — сжимая кулаки, подумала девушка.
— Как зачем? К середине дня обещали хорошую погоду. Мы решили искупаться. И тебя заодно взяли, пока ты здорова. А то с твоим иммунитетом даже море не увидишь. Ты же взяла купальник?
— Да взять-то взяла. Вы ж на меня скопом навалились.
— Ну вот и отлично!
«Отлично-отлично, главное, чтоб назад никто не оборачивался».
В этот раз синоптики на удивление не подвели. Небо прояснилось, и стыдливое солнце ослепительно засияло в вышине. У палаток с мороженым сразу прибавилось клиентов. Люди спешили укрыться от разошедшегося с полоборота солнца в любом мало-мальски прохладном месте.
Доехали они быстро и почти без приключений. Только Кагоме каждый раз дергалась и громко разговаривала, когда кто-нибудь случайно оборачивался назад. Но безбилетника в бейсболке за стеклом никто так и не заметил.
«И что ему сегодня понадобилось? Мы же договорились, что я вернусь завтра»
— О-о! Как хорошо! – протянули девушки, подставляя руки солнцу. – Кагоме мы в раздевалки, ты с нами?.. – позвали они озирающуюся подругу. – Все в порядке?
— Да-да. Вы идите, я догоню.
Одноклассницы пожали плечами и понеслись в сторону пляжа. Кагоме же завернула за автобус и уперла руки в бока.
— Инуяша! Что ты здесь делаешь?! Я же сказала, что завтра приду! А если б тебя кто-нибудь увидел?
— Ну так не увидел же. – невозмутимо поправил кепку парень. – Во разжарило, да?
— Не отходи от темы. Ты зачем…— тут она замерла, вслушиваясь.
— Юная девушка вы так прекрасны. Не родите ли вы мне ребенка? – раздался позади приятный мужской голос.
— Ну…ээ… я не знаю. Вы так внезапно это спра… — смутился девичий голос.
— ГОСПОДИН МОНАХ… — угрожающе прозвучал другой знакомый женский.
— А-а Санго…. А я тут дорогу спрашивал. Значит туда да? Премного благодарен.
Кагоме на мгновение выглянула из-за автобуса и снова повернулась к парню.
— А Мироку с Санго что здесь делают?
— Ну про это я и хотел тебе сказать, – смущенно почесал щеку парень. — Кажется, у моей Тессайги появилась новая способность.
— Но как?!
— Ну-у я сломал колодец.
— Что-о?
— Мы бились с очередным демоном рядом с колодцем. Вот я и случайно, в последнем замахе…
— Ууу… — схватилась за голову девушка
— Ну, я же не специально, правда. Потом я победно махнул мечом еще раз и появился разрез, но не в мир мертвых, как обычно. Я увидел твой дом и проскочил внутрь, а за мной и они. Щель закрылась, но мы и в правду оказались рядом с храмом. А потом мы разделились. Каго… — подошел ближе Инуяша.
— Сидеть! СИДЕТЬ! СИДЕТЬ! СИДЕТЬ! СИДЕТЬ! СИДЕТЬ! – сжав кулаки в который раз, заорала девушка. Бедного парня ожерелье по обыкновению утянуло вниз, с каждым и приказом зарывая все больше в разлом асфальта.
— А вот мы вас и нашли! – пропел Мироку. – Кагоме, ваш чудесный голос я узнаю из тысячи…. Ай! Что? Я же сказал правду. Зачем ногу-то Хирайкоцу отдавливать, Санго?
— Ну вы-то почему за ним пошли? – чуть ли не плача севшим голосом простонала девушка, опускаясь на колени. На заднем фоне с трудом поднимался Инуяша.
— А вдруг это была ловушка? Мы оставили Шиппо с Кирарой там на всякий случай, чтобы если нас долго не будет, предупредил Каэдэ.
— Кагоме! Мы уже переоделись. Почему ты… О? А это кто?
— Какая прелестная деву…
— Мироку-сама, имейте совесть, она еще школьница!.. Юка, это мои друзья. Они мм… отаку, да! Увлекаются Средневековьем.
— О, так они будут с нами? Тащи их вместе веселее! – махнула рукой одноклассница и побежала на пляж, – мы вас ждееем!
— Средневековьем? – синхронно склонили на бок голову друзья.
— Ну а что я ей еще могла сказать? Пошли. Санго, тебе очень повезло, я взяла два купальника. Меня так торопили, что я даже выбрать не успела.
— К-купальника? А что это? – удивилась истребительница демонов.
Компания остановилась.
— Значит так! Я настроилась отдыхать, и даже ваше появление не изменит сего факта! Так что мы идем на пляж, – ее взгляд остановился на парнях. – Хотя нет! – она зарылась в сумке, с легким сожалением подсчитывая деньги, и прикидывая общую сумму. – Сначала мы идем за шортами и плавками. Здесь где-то был магазинчик летней одежды…
Наконец все переоделись и были четко проинструктированы Кагоме. Четверо друзей с наслаждением глядели на море. То было совсем зеленовато-прозрачным у берега, невозмутимо лизало песок легкой воздушной белой пеной, похожей на сливки для торта. Песчаная гладь грела непривычные с обуви босые ноги. Всюду лился смех и веселье. Оживленные голоса и пейзаж поднимали настроение с каждым мгновением.
— Какое море! – восхищенно произнесла Санго
— Какие деву…то есть сколько людей! – вторил спутнице блудливый монах.
— Что стоим? Кого ждем? Вперед купаться! – крикнул Инуяша, и внезапно схватив Кагоме за руку, потащил к воде.
— Инуяша, Что ты делаешь? – смеясь, кричала девушка, идя следом.
— Кагоме права, – произнесла Санго, с улыбкой наблюдая за обливающейся парочкой.
— А? Что? – отвлекся от созерцания купальника Санго Мироку.
— Я говорю, – охотница посмотрела монаху прямо в глаза. – Нам тоже когда-то нужно отдыхать. Ведь если у нас не будет сил, как мы справимся с Нараку?
— И то верно.
Они смотрели друг на друга, пока их не окликнул Инуяша.
— Э-эй! Вы с нами или как?
Те словно очнувшись резко покраснели и замахали руками ничего не подозревающему полудемону.
— Да! Мы идем!..


@темы: фанфики

18:36 

Ее сны

Автор: Zеленый Фiлоssоф
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: 98я, Ив, Ханг, мельком упоминающийся брат 98й - Лазарь
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма, Психология
Размер: Драббл
Статус: закончен
Описание:
Она очнулась в белой комнате, на операционном столе. Ей сказали, что она кукла, ее создали как оружие для устранения "ненужных" людей.Она должна повиноваться беспрекословно.У нее нет памяти.Нет имени.Есть нечеловеческая сила.Все, что она знает - ее ник 98.Есть только одна вещь,которую она держит в себе...точнее чье-то, почему-то такое обжигающе теплое имя - Лазарь... Ее мир окрашен в два цвета,но не смотря на это она рисует.Может быть так глаза увидят истинные краски мира и ее снов.
Публикация: Запрещена
Примечания автора:Отыгрыш из своеобразной ролевой

Ее мир всегда был окрашен в два цвета: серый и красный. С момента пробуждения.
В серый красилось все до превращения. Пусть оттенков серого были тысячи, но это ничего не меняло. Даже кровь назначенных целей была для нее в этом состоянии не красной, а антрацитовой — всего лишь на пару тонов темнее обычного грифельного. Возможно именно из-за этого ее руки тянулись к холсту и брались за кисть и краски в надежде, что глаза увидят наконец другие цвета. Раз за разом она рисовала своих жертв с каким-то диким ледяным упорством вырисовывая их скривившиеся лица, скрюченные позы тонувшие в собственной крови, остававшейся для ее собственных карих глаз по-прежнему такой же чернильно-антрацитовой. Даже бестолковую Ив с ее тягой к извращенным играми с жертвами передергивало от картин 98й.
— Черт, ты действительно монстр. — однажды вырвалось у подростка при виде одной из нарисованных жертв.
— Я не монстр. Я кукла. Мне отдали приказ — я его исполняю.
— Стинг-сама приказывает тебе рисовать картины?
— ...
— Тогда зачем ты это делаешь?
"Чтобы видеть краски" — хотела сказать девушка, но промолчала. Ив вряд ли поймет весь подтекст этой фразы, а объяснять молчаливая 98я не любила.
Когда хрусталики глаз улавливали только красный цвет от разума мало что оставалось. Оставался только отданный ей приказ, тело с нечеловеческой силой и животные инстинкты.
Однако если бы она не знала, что существуют другие цвета, если б она не видела их — возможно и не было бы тех картин и тяги к краскам. Она видела сны. Хоть и спала редко, но 98я видела яркие цветные сны. Иногда ей снились слова из разноцветных букв.
— Что такое радуга?
— Радуга? Ты че дура что ль? За 20 лет жизни не узнала, что такое радуга? — заливалась смехом языкастая девчонка в красных очках.
— ...
— А вот не скажу я тебе! Бесишь ты меня своим поведением!
Но чаще картины. Красивые пейзажи. Поля с ярко-зеленой травой стелились перед взором в бесконечные дали. Аллея полная цветущих деревьев, нежно коралловые лепестки засыпающие дорогу тепло-песочного цвета. И каждый раз темная фигура вдали. Но лишь девушка предпринимала попытки приблизиться, мимо пролетала светло-сиреневая, почему-то до боли знакомая взгляду накидка.
Однажды она увидела ту аллею наяву. Деревья цвели как во сне. На ее ладонь опустился один из тех самых лепестков, который в ее мире красился в грязный мышиный цвет. Она сжала его в пальцах. Ногти впились в кожу оставляя антрацитовые полукружья на серебристой поверхности.
— Эх весна. Сезон цветения сакуры прекрасен! — в восторге закружилась в вихре лепестков Ив. Но натолкнулась на взгляд 98й, резко остановилась и ее лицо натянуло маску брезгливости. — Хотя тебе этого не понять.
"Сакура,да?"
Девушка огляделась. Ее зрачки расширились, увидев в конце рощи знакомую фигуру из сна. Однако при приближении фигура обрела ханговские черты...
Как-то ребенок из сиротского приюта неожиданно побежал к девушке и до того, как его успел поймать Ханг, улыбнулся двузубой улыбкой и слегка шепелявя спросил:
— Тетя, а какой у вас любимый цвет?
Бегущий Ханг остановился в паре метров от них, пристально глядя на 98ю.
И почему он так похож на того человека из сна?..
Лазарь...
— Мой любимый цвет сиреневый...

@темы: Vetoотыгрыши

18:42 

Будешь моей невестой!

Автор: Zеленый Фiлоssоф
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Док/Лука мелькает Локи на фоне
Рейтинг: R
Жанры: Ангст, Драма, Гет
Предупреждения: Насилие
Размер: Драббл
Статус: закончен
Описание:
У каждого есть свои секреты. Неважно, как их называют - будь то скелеты в шкафу или просто тараканы в голове. Зачастую их стараются спрятать как можно дальше. Не только от посторонних, но и от самих себя…
Публикация:Запрещена
Примечания автора:
герои и мелкие пояснения:
*Ярослав, он же Док, здесь описываются его воспоминания....маленькая предыстория встречи с одной очень странной девочкой. Будущий ученый, бабник...на данный момент юный гений в Академии.
*Хель,она же Лука - та самая странная девочка.Влюбилась в Дока,говорит в мужском роде про себя из-за вредности (родители дали ей имя Лука, а оно, как вы заметили мужское...народ начал удивляться,а малышка не растерялась :) ) ... История с котами...гы... Лет в 6 у девочки умер ее любимый кот Зарксис. Родители устроили пышные похороны животинке, дабы успокоить чадо. Устроили... А ребенку понравилось. Она начала вешать кошек и потом хоронить их с церемонией... все это потихоньку, в величайшей тайне. продолжалось это года три. Пока ее родители наконец не обнаружили что весь сад превратился в кошачье кладбище. Родители по своим каналам связались с неким секретным исследовательским центром и там создали гомункула - маленького крылатого львенка. Естессна Лука назвала его Зарксисом.
*Артем, он же Локи - друг Дока, брат Хель. Тоже учится в частной Академии.

Падение на паркет было совершенно неожиданным. И, к слову, малоприятным. К тому же еще и сверху придавили, выбив весь воздух... Юноша заполнил хоть и с некоторым трудом легкие и сфокусировал, наконец, взгляд на помехе. "Помеха" оторвала лицо от его школьного пиджака и открыла рот, глядя гению Академии прямо в глаза с немым восхищением. Которое, впрочем, продлилось недолгий срок. Через мгновение девчонка тряхнула локонами цвета светлого пурпура и оглушила несчастного гостя заливистым смехом и восклицанием:
— Ты такой красивый! Будешь моей невестой! — и весело заболтала ножками в изящных красных замшевых сапожках, не спеша подниматься со своей добычи.
Невестой?..
Юноша ошарашено молчал. Его давно так не удивляли выходками. Даже девчонки.
— Хель, милая. Слезь с нашего гостя, — в просторный зал с камином в дальнем углу, вошла весьма привлекательная дама в элегантном черном брючном костюме.
Девочка резво поднялась, отчего парень едва не крякнул, подбежала к женщине и обняла ее.
— Мама! Я нашел жену! — радостно заявило чадо.
— Нельзя так говорить, моя девочка. Во-первых, мальчики становятся мужьями, а не женами. Во-вторых, ты смутила посетителя.
Юноша поднялся с пола, кашлянул и поправил безымянным пальцем очки, вспоминая о цели визита.
— Я к Артему.
— А-а, ты тот самый Ярослав! Наш сын предупреждал, что ты зайдешь. Ну что ж, Слава, присядь на диван, сынок скоро спустится.
Ярослав еле удержался от сморщенной гримасы на лице. Его дико раздражало эта вариация имени. Сам он предпочитал откликаться на Яр, либо на привычное прозвище Док... на худой конец на полное имя.
Яр чисто из-за этикета хотел уже поблагодарить хозяйку особняка и занять место в ожидании, но его перебила Хель, до этого момента пристально рассматривающая визитера. Она требовательно дернула мать за рукав и подняла к ней голову.
— Ярославу не нравится как ты сокращаешь его имя, — парень вздрогнул. Неужели он настолько не держит себя в руках, что даже такие мелкие соплячки читают его как раскрытую книгу?
— Что? — растерянно вопросила дама. — Правда? — Яр виновато улыбнулся. — Ну хорошо, обещаюсь больше такого не повторится, — женщина свела каблуки вместе с характерным стуком и приставив два пальца к виску шутливо отдала честь.
Она курит, — машинально отметил про себя парень, привыкший замечать мелкие детали. Особенно у представительниц слабого пола.
— То-то же, — тем временем погрозила пальцем странная девчушка матери.
Женщина рассмеялась.
— Ладно, пойду я позову, наконец, этого неженку вниз. А то он у нас собирается как девушка.
Он и так на нее похож, — внутренне усмехнулся Яр, вспоминая густую длинную красную шевелюру друга, пафосную речь и многочисленные наряды, меняющиеся каждый день, несмотря на форму Академии.
Женоподобный буржуй.
Как на такого клоуна западали девицы, однокашнику не было известно до сих пор.
Но я отвлекся...
Юный гений бросил подозрительный взгляд в сторону девчонки, обещая себе впредь быть настороже с этой мелкой. Обаятельно улыбнувшись той самой улыбкой, по которой уже пораженно вздыхала женская половина Академии, Ярослав подошел ближе к Хель и, осторожно поймав детские пальчики в свою ладонь, едва ощутимо коснулся губами.
— Мы не познакомились официально. Ярослав. А ты, должно быть, младшая сестра Артема?
Девочка сжала губы в одну линию и резко выдернула ладошку из теплого плена.
— Ты что, шут гороховый?
Парень оторопело заморгал, так и не опустив руку. Парами секундами ранее он мысленно обзывал Ара клоуном, а тут вслух опускают его на один уровень с ним. И было бы кому опускать! Так нет же...
— И почему же это, — юноша-таки опустил кисть, с холодным любопытством изучая маленькую собеседницу.
Та неожиданно ухватила его за руку, заставляя слегка наклониться, и шепнула в ухо:
— Потому что ты врешь. Твоя льстивая улыбка прямое тому доказательство. Тебе на меня наплевать, да? Я видела, как ты пожирал глазами мою мамашу... А ты в курсе, что неверных невест наказывают... жестоко...
Сумбур обстановки нарушил Артем, соизволивший, наконец, порадовать всех своим присутствием. Девчонка отскочила, и, сведя руки за спиной, громко кокетливо представилась:
— Меня только в семье Хель зовут. Так-то я Лука. Рад познакомиться, — девочка поклонилась и, подмигнув, вприпрыжку понеслась к лестнице на второй этаж, по дороге чуть не снеся братца.
Вот так начались странные отношения Яра и Хель.
Лука всегда, когда встречала Яра, ослепляя счастливой улыбкой и оглушая звонким голосом, кидалась ему на руки, напевая "Невеста! Невеста!". Юноша обреченно ловил девчонку в свои объятия. Он хоть и понимал, что дети все время что-нибудь выдумывают, относился к ребенку с легкой опаской, памятуя первую встречу. Спустя три месяца он уже более или менее привык к выкрутасам Луки, в частности к «наречению» Яра невестой и разговорам от мужского лица.
Однажды в очередной раз, ожидая друга внизу, парень сидел с книгой в руках. Внезапно ледяные ладошки накрыли его веки, а в ухо промурлыкали:
— Яррр, угадай ктооо?
Ярослав удрученно отложил книгу и произнес:
— Лука, прекрати.
Девочка обошла диван и с разбегу плюхнулась на юношу, повалив его на мягкую поверхность. В спину впилась картонная обложка книжки. Яр поморщился.
— Лука...
Сестра друга, нарочно не обращая внимания, стянула с него очки и нацепила себе на нос.
— Фу. Яр! Как ты в них смотришь? Мутота сплошная. Зачем они тебе? — девчонка сняла их и кинула куда-то за голову. Раздался треск.
— Хель! — строго одернул ее парень, выходя из себя. Девочка съежилась и, прижавшись к груди Яра, искоса на него посмотрела своими большими гранатовыми глазами, — нельзя портить чужое имущество.
— Оно не чужое, — хитрая улыбка. — Все, что находится в этом доме мое... ты тоже, — и не давая раскрыть ему рта, она продолжила, наклонившись к самому уху. — Лука скоро подарит тебе свадебный подарок. — Яр почувствовал острые зубки на мочке уха и инстинктивно дернулся. Лука же рассмеялась и выдохнула ему в ухо. — Жди.
На самом деле Яр никогда не встречался с такой непредсказуемостью и нелогичностью ранее. Интерес к девочке невольно рос в глазах будущего ученого. Он сам начал искать информацию о Луке, дабы понять ее поведение. Братец ее рассказывал неохотно и со странным отвращением. Хотя такому чувству было откуда взяться. Чего стоит только случай с вешанием кошек и пышной церемонией их похорон в результате. И такое на протяжении трех лет. Яру казалось, что его уже нельзя удивить, но ее стычки с лицеистами по поводу ее мужского имени Лука…Ар даже поведал о двух убийствах. Юноша был шокирован, но интерес никуда не делся. Наоборот он распалялся сильнее. Парень уже мечтал о научной работе с чудесным образцом для опытов — милашкой Хель.
Вот только мечте не суждено было сбыться. Все разрушилось в один день.
— Ты пришел! — девятилетняя девчонка спустилась с лестницы и захлопала в ладоши. Рядом с ней с недавнего времени шастал мелкий еще бескрылый львенок, растущий на удивление быстро даже по меркам семейства кошачьих. — Мы с Зарксисом скучали до жути! Правда, Зарксис? — не дожидаясь реакции питомца, девчонка подскочила к сидящему Яру и обхватила его лицо своими ладошками. Лука подобно кошке потерлась носом о нос "любимца".
— Я приготовил подарок, как и обещал!..
Юноша, сносно терпевший все это представление, замер, зацепившись взглядом за одну деталь. Неосознанно схватив девчушку за плечи, он прервал ее веселое вещание фразой:
— Что это у тебя на щеке?
— Ах, это... это как раз одно из составляющих моего подарка. Обними меня! — Лука кинулась ему на шею, руки парня по привычке спустились на талию. Револьвер на ее только оформляющейся талии Яр нашарил одновременно с острой болью в шее. — А вот и мой подарок...
Хель слегка отстранилась и покачала шприцем перед удивленными золотыми глазами.
— Что... ты мне вколола?
— То же, что и колют моему Зарксису, чтобы он долго жил.
Юноша лихорадочно облизнул пересохшие губы, перебирая факты. Зарксис гомункул. И еще неизвестно как эта сыворотка, судя по всему долголетия, действует на человека. Тем более он слышал от Ара, что это экспериментальный образец... Очнуться от размышлений заставили девичьи губы, медленно исследующие щеку.
— Я и себе укол сделала... — губы наконец встретились с губами Ярослава. — …и братцу...я же вас лю...
Однако договорить она не успела. Яр оттолкнул "любимый образец" и та упала на пол.
Страх.
Его почему-то с головой охватил дикий животный страх. Такое с ним было впервые.
— Яр...— девочка попыталась подняться — ты чег...
Грянул выстрел. И глухой стук падающего на ковер револьвера.
Ярослав в ужасе схватился за голову и попятился назад.
— Ты... ты сама виновата... я хотел всего лишь сделать из тебя образец, а ты... — с губ срывались бессвязные фразы...
— Я..а..р...
Она еще живая? Ведь прямо в голову... Разве нет?
Бежать... быстрее...

Неделю Яр сидел взаперти, не посещая Академию и стараясь не думать о сделанном. Неделю длились побочные эффекты от принятой ампулы, которые юный гений судорожно отмечал в ежедневнике. Галлюцинации, рвота, тот самый странный черный узор так похожий на татуировку, только не на щеке, под левой ключицей. Родители волновались, однако и раньше бывало, их сын закрывался на многие дни, погрязнув в опытах...
Спустя неделю парень вернулся к учебе. Все было по-прежнему тихо. Он встретил Ара. Тот на немой вопрос в глазах ответил сразу:
— Ее отправили в те лаборатории... Док... — юноша вздрогнул от прозвища полученного еще на первом году обучения.
Полгода до конца обучения проходили как в тумане. Старые друзья также общались, но в особняк Яр больше не приходил. На вечере выпускников он пришел с одной фразой:
— ...Я уезжаю, Локи... мне... нужно разобраться во всем... — и сразу же покинул Академию, не дожидаясь конца праздника.
На долгие годы герои событий ничего толкового друг о друге не слышали. А потом вступила в жизнь Мировая Реформа...


@темы: Vetoотыгрыши

18:54 

Знакомство или "еще один интересный экземпляр"

Автор: Zеленый Фiлоssоф
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Док/Марит,Локи, мельком упоминается Ульв
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Философия, Психология, Фантастика
Размер: Драббл
Статус: закончен
Описание:
Похоже он нашел еще один интересный экземпляр. Ему нынче везет.
Посвящение:
Одному стервозному персу
Публикация:
Запрещена
Примечания автора:
Снова отыгрыш...
Действие происходит в будущем
Время информационных технологий
Библиотеки преследуются организацией Зачистка,
ибо держать книги у себя запрещено
...
будут непонятные фрагменты для вас -
спрашивайте.

"Ох уж эти самки..."
Док перекатывал остатки вина по дну бокала. Вот ведь! Начал из-за нее пить и курить вдвое чаще, чем раньше. Он откинулся в кресле и крутанулся держа в руке очередной заказ. В этот раз сведений было очень мало. Только то, что некий паренек появился в городе неделю назад, уничтожив охранную команду Зачистки у восточных ворот. Мужчина усмехнулся. Подумать только — Зачистка и не справилась с ним. Даже за неделю.И теперь просит его помощи. Какая ирония черт.Ведь убитый заместитель — сие событие произошло как раз с его легкой руки.
Док задумчиво вгляделся в ночной пейзаж, раскинувшийся по ту сторону бронированного стекла. Чи (геноид) сейчас не было — она сразу отправилась на поиски очередной жертвы. Мужчина самодовольно улыбнулся краем рта.
Ну что за своевольного геноида я создал? Она идеальна во всех понятиях. Не то что эта...Док нахмурился и залпом выпил остатки бокала.
Город N взирал на своего соглядатая с равнодушным спокойствием, скрывая в беспросветной тьме переулков свои тайны.


А ведь они познакомились именно в этом городе. Кажется это произошло полтора года назад. Док как раз в то время работал над эликсиром Ульву — парой месяцев ранее он узнал о его страшной тайне,правда, чуть не поплатившись жизнью, но какая работа без риска? Тогда они действительно перешли в стадию отношений называемых дружбой.
Лекарство никак не хотело достигать конечного результата. Каждый опыт оканчивался провалом. Но Док, как с ним часто бывало, только входил в азарт — наконец-то в его руки попалась сложная задачка! Днями и ночами он искал информацию, менял структуру эликсира, испытывал на крысах. Снова и снова. Он перерыл все запретные книги, которые хранил в доме — его частная библиотека содержала весьма значительную коллекцию книг, конечно не настолько, чтоб отрывать подпольную библиотеку, но все же...хотя вряд ли он стал бы заниматься такой ерундой — по теме ДНК и различных мутаций. Тогда мужчина начал поиски вне сетевых просторов,порога квартиры и лаборатории. Всезнающий прощелыга Локи — старинный друг детства и вечный его соперник, содрав-таки с Дока приличное количество инфоединиц вскользь упомянул о некой подпольной библиотеке на границе центра с Срединным Сектором. Владела сем запретным сокровищем некая женщина с ником Марит.
— Женщина говоришь? — Док предвкушающе ухмыльнулся. — Так это все упрощает. Странно, что ты еще не ознакомился с ее...качествами, надеюсь положительными?
Локи тогда спрятал улыбку за своим веером.
— Я занят другим делом сейчас. Намечается большой куш на Окраинах. Да и говорят она еще та серцеедка.
— Боишься обломать зубы о такое лакомство?
— Нет. Просто хочу понаблюдать как она обломает тебя. А тогда на твоих униженных глазах очарую ее своим...
— Бездомным видом?
— Своим великолепием. — мужчина поправил длинный серый шарф и направился к двери. — Ах, да. — тонкие ловкие пальцы мягко ухватились за косяк. — Забыл сказать пароль, а то как же она унизит тебя, даже не пуская на порог? Vox emissa volat, litera scripta manet.
Док усмехнулся.
— Сказанное улетучивается, написанное остается?
— Я и не сомневался в твоем знании латыни. Как-никак учились в одной Академии. Ну бывай, будущий неудачник. — и скрылся за дверью.
— Хех.Ты как всегда слишком завистлив.

Здание,где по наводке Локи находилась та самая библиотека было таким же безликим, как и соседствующие с ним дома. Единственное, что его отличало — так это темные шторы, виднеющиеся в провалах окон, плотно закрывающие от глаз любопытных внутренности комнат. Такой шик теперь оставался только в особняках, да и кое у кого из членов Верхушки в Центре. Мужчина подошел к массивной металлической двери. Никаких кнопок, ничего. Только две камеры наверху. И прорезь для инфокарты-ключа. Он постучался. Несколько минут было тихо. Словно за дверью колебались открывать ли. Но видимо все-таки пришли к положительному ответу, судя по открывшейся перед ним дверью. Мужчина проник внутрь с любопытством озираясь. После короткого коридора он проник в обширную залу. Едва не рассмеялся. Ну конечно! Кто б сомневался — ни одного намека на полки с книгами или их подобие. Практически у самого входа на столе закинув ногу за ногу сидела девушка лет двадцати на вид с угольными, почти черными локонами обрамлявшими ее слегка бледное овальное лицо с хитрыми кошачьими глазами. Девушка явно была благородных кровей каждый ее жест выдавал это. Ну надо же какой томный взгляд. Ему стало смешно. Его многие красотки хотели захомутать, но все время сами оказывались в ловушке своих же чувств к нему. Его же это забавляло, но не более Любовь это пустая трата времени. Зачем тратить на нее нервные клетки, которые со скрыпом восстанавливаются после семидесяти лет? Однако приглядевшись, он заметил фальшь в ее темных глазах. Похоже ей было просто скучно, как и ему...ему? Ну надо же она заставила его сравнивать себя с ней. Странно. Похоже он нашел еще один интересный экземпляр. Ему нынче везет.
Предупреждая вопрос девушки Док начал разговор первым.
— Какая примитивная конспирация. — Он подошел к одной из стен на которой висели картины и парочка горшков с дорогими живыми цветами. — Где же прячется кнопка, мм?
Он почувствовал, как девушка напряглась, но ни на лице, ни в ее позе ничего не изменилось.
Если бы она была кошкой у нее бы явно нервно подрагивал кончик хвоста. Но надо отдать ей должное — она прекрасная актриса.
— Не беспокойтесь...мм... Марит не так ли? Мне нет нужды вас сдавать. Так что прошу предоставить мне возможность прикоснуться к вашим "священным" переплетам.
Марит не двинулась с места. Глаза ее потемнели.
Док хлопнул себя по лбу:
— Ну конечно! Без пароля вы мне не разрешите окунуться в колыбель древних знаний. — мужчина сверкнул белозубой улыбкой. — Vox emissa volat, litera scripta manet Кстати забыл представиться — я Док. Скромный ученый, нуждающийся порой в перелистывании древней литературы и женской ласке.
Теперь уже девушка усмехнулась, оценив шутку.
Эта девушка мне явно пригодится. — подумал Док наблюдая как книги занимают свои привычные места.
После нескольких недель он-таки нашел интересующую его книгу и закончил эликсир.
Тогда он отправил Марит посылку с дорогим коньяком и запиской:

"Судя по наличию постоянного алкоголя у вас в бокале, я предположил, что сей подарок будет вам нужнее, нежели задрипанный букет пошлых роз. Но не спейтесь, дорогая. Ваш постоянный посетитель, Док"



К слову это был первый и последний презент от него...


— Ладно хватит предаваться ностальгии. Вернемся к работе.

@темы: Vetoотыгрыши

19:11 

Дело 01

Автор: Zеленый Фiлоssоф
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Шотел
Рейтинг: R
Жанры: Экшн (action), Даркфик, Ужасы, Психология, Фантастика
Предупреждения: Насилие
Размер: Драббл
Статус: закончен
Описание:
Он замкнут и молчалив. По своим повадкам похож на дикого пса. Живет по закону "Выживает сильнейший". Ему без разницы, какая эпоха, какая власть… Он просто ненавидит людей. За их существование в принципе. За то, что они убили его детство, его душу, за его невозможность стать таким, как они.
Публикация:
Запрещена категорически
Примечания автора:
Очередной отрывок из игры.
На этот раз био-история.
Советую для атмосферности читать под песню Akira Yamaoka - Room of Angel

Мальчик был рожден в дореформенной Германии в городе Аахен с серыми тонкими, как у скелета неподвижными руками и ногами. Мать в роддоме не признала своего ребенка и с пеной у рта требовала отдать ей сына, а «не этого калеку-уродца».
Генетика, в то время как раз ступила на новую ступень развития, и науке понадобился расходный материал. Ученые под прикрытием рыскали по роддомам и сиротским приютам. Так что женщине был дан чужой отказной ребенок. «Калеку» же забрали в только-только начавший работать институт генетики. Однако тут началась суматоха со второй Холодной войной и младенца опустили в криогенную камеру до лучших времен.
После Реформы институт превратили в засекреченный НИИ. Аахен стал 101 городом. Мальчика окрестили 01-м.
Гуманности в экспериментах, как известно, мало. К тому же опыты не увенчались успехом – у мальчика по-прежнему двигалось только туловище и голова. Сотрудники уже с раздражением смотрели на первый образец и, не таясь, обзывали его ни на что не годным уродом. Что было весьма неосмотрительно. Взрослеющий 01 с ненавистью смотрел, как свободно, без малейших усилий люди в белых халатах передвигаются, привычно ставя уколы, прикрепляя провода к его мертвым конечностям. За все это время он не произнес ни звука. Он лелеял свое чувство в белой комнате, неподвижно лежа на больничной койке, уставившись в потолок. Но однажды научные работники вокруг него оживились. Мальчик еще никогда не видел столько воодушевления в их глазах.
— Ну что, исходный материал? Как оказалось еще не все потеряно. Профессор Стинг преподнес нам новую идею. В его приюте давно уже данная проблема решена. Калеки легко превращаются в элитных бойцов. А теперь спать – протянул насмешливо один из сотрудников, вкалывая ему очередной укол снотворного в безвольную руку…
Сквозь сон его ушей достигли слова:
— Что?! Опять?
— Да надул нас этот проклятый япошка, чтоб его!

01 проснулся в криогенной камере от жуткого холода. Мальчик чувствовал как его пальцы на ногах и руках замерзают… Замерзают?..

— Как там наш выкидыш природы?
— Да в камеру криогенную его затолкали. Скорее всего скоро его утилизируют.
В комнату вбежал их запыхавшийся напарник.
— Ребят! Там… — чтобы отдышаться, он оперся о колени руками.
— Ну что еще?
— Камера… криогенная… — разогнулся тот.
Мужчина недоуменно оторвался от документов:
— Камера?
— Взорва…— внезапно в области сердца, его насквозь пробила чья-то рука. Лаборант, закатив глаза, упал как подкошенный, открывая ошарашенным людям мальчишку. Тот с легким удивлением поднес окровавленную руку к лицу. Потом резко опустил ее вниз, словно отряхивая. На пол мазками брызнула кровь.
Мужчина с документами встал и попятился. Упершись в стол, он судорожно схватился за него пальцами и прохрипел, неотрывно глядя в сияющие фосфорным цветом глаза:
— 01?..
01 перевел взгляд на ученого, и первый раз разлепил губы:
— Выкидыш, говоришь?
Это были последние слова, что слышали присутствующие в комнате сотрудники. Последние. В их жизни.
После его побега от института мало что осталось. Бурые пятна на остатках стен до сих пор напоминают о прошедшем.
Однако самому 01 тоже досталось изрядно. Тем более Зачистка узнает обо всем быстро. Ему пришлось бежать.
После многочисленных укрытий 01 нашел, наконец, идеальное место — заброшенный атомный чернобыльский реактор. Здесь-то он и приобрел противогаз. Радиация, как оказалось, действовала на него благотворно. Ему становилось все легче управлять своим телом.
На территории реакторов бродило много бродячих псов – с ними он разделял свою пищу, когда выбирался на ее поиски из реактора. Особенно к нему привязался непонятно как сюда забредший доберман. Он просидел здесь около года, раздумывая, что делать дальше. В его мозгу все чаще всплывали слова убитого ученого о неком Стинге из экс-Японии. Чтобы стать сильней нужно найти его. А после убить. Люди. Они никогда его не поймут.
Не только реакторы были заброшены – город сам давно был покинут всеми по причине усилившейся радиации. Постепенно он начал расширять границы вылазок, к концу года полностью излазив весь город. В библиотеках он наткнулся на огромное количество книг. По ним он научился читать, по ним познавал мир, прошлую эпоху. Его любимой стала книга об оружии. Оттуда он и взял свое имя. Он не хотел оставаться 01м – отродьем, расходным материалом. И тогда на его глаза попалось:
«Шотел – двухлезвийный меч из Эфиопии с двойным изгибом клинка. Серповидный конец предназначен для поражения противника за его щитом, длина клинка достигала одного метра. Изогнутый клинок, напоминающий серп, довольно трудно блокировать щитом, поэтому колющие удары часто достигали жизненно важных органов, а шею противника разрезает как масло».
Так он стал Шотелом. Через пару месяцев он покинул этот город, ставший приютом для его озлобленной души, вместе с тем самым доберманом, прозванным Кинос. Теперь он ищет Стинга . А после он хочет найти и заглянуть в глаза той, по воле которой он родился на этот свет.

@темы: Vetoотыгрыши

19:17 

Пока она умирала

Примечания:
Есть по меньшей мере три вдохновивших меня источника.
"Пока она умирала" это и:
спектакль-комедия,
фильм по его мотивам,
песня группы Коридор.
Я думаю, у меня получилось некое смешение этого всего плюс мое видение картины.

Пока она умирала,
Зачем-то бегали тут.
Пока она умирала,
Зачем-то спорили вслух.
Пока она умирала,
Закрыли окна и дверь
И дико душно ей стало
От незабытых потерь.
Пока она умирала,
Сложили рядом цветы…
Чужие люди устало
К ней обращались на «ты»…
Пока она умирала,
Заметно сузился круг
И тех, кого она «знала»
И тех, кто будто ей «друг».
Пока она умирала,
Все тише были слова,
Темнее стало в подвале
И не болит голова…
Пока она умирала
С усталым вздохом в конце:
И все же «пройденных» мало,
И все же «ждет» на лице…

Пока она умирала,
Вся кинолента сползла
И корабли все достали
И сбросили якоря…

Пока она умирала…
Но…наконец-то ушла…
А мир по-прежнему вяло
Крутил свои жернова…


(с)Zеленый Фiлоssоф

@темы: стихи

19:21 

Вера

Мы поднимались с колен,
Гордо задравши нос
В поисках перемен -
сами шли вразнос

С ружьями наперевес,
Не порывая вен...
Слово имело вес -
Не стекало со стен.

Мы не сдавались в плен,
Четко чеканя шаг,
Пули дарили взамен
Непостижимых благ

Не принимая власть,
Сами бежали на трон
Осуществляли месть,
Душу ставя на кон

И не услышав стон,
Мы уходили с небес,
Таяли в тенях крон
Мы разбивали крест.


(с)Zеленый Фiлоssоф

@темы: стихи

19:22 

Электронный человек

Разрушь мою железную нору
И тьму развей пылающим огнем
Замри с моей душою на краю,
Прижавшись к горлу леденящим острием...

А хочешь — я сдеру всю мишуру
Останусь бледным,освещаясь фонарем?
Чуть доверяясь, разломаю скорлупу,
Наружу выйду,сквозь зияющий проем?

И заору -
До боли в сети микросхем,
До раздирающего уши звука по стеклу -
В итоге незамеченный никем...

Не хочешь...знаю...про­сто, отрывая по перу,
Ты крылья вырвешь,не вникая в суть дилемм
И мое тело скомканным металлом по утру
Укроет снегом,очищая от проблем...

(с)Zеленый Фiлоssоф

@темы: стихи

19:24 

Колдун

Давно за полночь –
Ночь тонкой нитью
Зашивает заботливо мрак,
Вышивает узорами звезды…
Да все время затейливо так!

Давно за полночь –
Проблески света
Ты увидишь сейчас лишь во сне…
Но нет сна и замерзшие пальцы
Ты доверчиво тянешь ко мне.

Давно за полночь –
Здесь до рассвета
Нервно губы искусаны в кровь,
Тьмы иголка сквозь сердце продета
Я молчу,
В изумлении бровь

Давно за полночь –
Шепот бессвязный
Нарастает,
Срывается в крик…
Я взираю на куклу бесстрастно –
Изможденный, уставший старик.

(с)Zеленый Фiлоssоф

@темы: стихи

19:29 

Ultio

Автор: Zеленый Фiлоssоф
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Палач,жертва,королева,брат королевы.
Рейтинг: R
Жанры: Ангст, Даркфик, Драма, Гет, POV, Психология
Предупреждения: Смерть персонажа, Насилие
Размер: Мини
Статус: закончен
Описание:
"Не считайте это исповедью...
Каждый день входя под тягучий липкий сумрак подземелий, освещаемый полудохлыми факелами, я не жалею об этом...Не жалел тогда, не жалею и сейчас."
Публикация:
Только с моего разрешения.
Примечания автора:
Первый полноценный рассказ созданный мной.
Создался буквально за три часа.
Если прочитали - оставьте комментарий
Да, если кого интересует перевод названия -
"месть" с латыни.

Не считайте это исповедью...
Каждый день, входя под тягучий липкий сумрак подземелий, освещаемый полудохлыми факелами, я не жалею об этом.
Ее глаза. Сколько ненависти еще они выплеснут на меня? Скучные серые мышиные глаза преображаются каждый раз, чернеют от этого постоянного чувства, дополняя злачную атмосферу, подобно последнему штриху на холсте. Каждый раз... когда я рядом. Моя ухмылка появляется мгновенно, лишь только наши глаза встречаются — это как цепная реакция. И мое злобное лицо уже не более чем рефлекс, рассчитанный на то, чтобы скрыть... хотя какое ей до этого дело. Она же ненавидит таких ублюдков. Тех, кто предал всех и вся. И себя в том числе. И не раз... "Такие, как вы недостойны того, чтобы жить!" — она обязательно выплюнула бы эту фразу, вмешивая в черноту своих глаз мутное чувство омерзения. И выплюнет сквозь все эти кровавые пузыри. Только соберется с силами. Я жду. Специально. Она слишком упряма в свои двадцать лет. И как ей не надоест срывать голос? Это же бесполезно. Ее слова не достигнут того, кто действительно должен вникать в них. Да он бы и не стал.
Устав ждать, я отошел в противоположный угол, к бочке с водой. Потянулся за ковшом, висевшим на крючке рядом. Вода уже помутнела. Хех, еще немного и зацветет. Надо будет поменять потом... дня через три.
— Мой народ... – сипло, едва слышно раздалось за спиной.
Я обернулся.
— ...придет за мной... И вы... все... умрете.
Да-а, слова с каждым днем ей давались все трудней. Я снова вернулся к созерцанию воды.
— Ничего нового не придумала? Снова все та же шарманка? — я снял плеть с ремня, окунул в ковш, после привычно щелкнул ей о каменный пол, расправляя ее для работы. Мельком глянул на фигуру в центре. Она даже не вздрагивает, как прежде от резкого звука. На что она надеется? Черт, да ее так называемый народ поймали в ловушку в ущелье и давно уже перебили. А несчастный папаша сам в отчаянии бросился под копыта моего коня. Семья убита, старая страна стерта с лица земли. Тебе некуда деваться.
Я дернул рычаг, заставляя ее связанные руки подняться к потолку, а затем встать и ее саму.
Ее спутанные немытые патлы слипшимися сосульками свесились вниз, оставляя в тени лицо, но еле прикрывая обнаженную грудь. Я коснулся когда-то ладно лежащих и пахнущих только душистыми розами волос. А ведь все могло быть ина..
— Ах ты ж! — короткая пощечина. Ее голова мотнулась как у безвольной куклы. Я слизнул кровь с пальцев. — Дура! Будешь трепыхаться до самой смерти?
Она подняла голову резко. Слишком резко. Ловя мой взгляд совершенно черными глазами. Я даже вздрогнул.
— Если понадобится — буду.
Опять ее упорство. Стоит грязная, без толики одежды, но по-прежнему сохраняет это ослиное качество. Было бы перед кем. Глаза потускнели и выпустили меня из цепких сетей. Лицо снова скрылось в волосах.
— Зачем рисуешься, а? Перестала бы строить из себя гранитную скалу, я может и отпустил бы тебя, — поигрывая плетью в руках, вкрадчиво произнес я, искоса наблюдая за ее лицом.
Полувсхлип-полусмешок.
— Не веришь?
— А сам... как думаешь?
— Откуда знать простому палачу, о чем думает принцесса? — я склонил голову и сделал шутовской реверанс, одновременно с тем же выкидывая хвост плети. Ее конец рассек пыльный воздух совсем рядом с девичьим телом. Но она даже не дернулась.
— Правой руке.
— Что?
— Ты... его правая рука, ведь так?.. Он просто боится... смотреть... мне в лицо, поэтому сюда и не приходит... Посылает тебя.
Я молча подтянул хвост, сложил плеть и снова утопил рукоять в ковше.
— Он трус... Трус и ничтожество. Даже ни разу не пришел... посмотреть... на меня.
Просто видать что-то в его жалкой душонке осталось после того, как он предал тебя. Наверное, это можно назвать неким подобием стыда.
— А кто я?
Мне внезапно стало интересно, под какую характеристику попаду я. Она всегда выкрикивала слова ненависти, но как-то абстрактно, не переходя на личности.
— Ты? Ты просто подонок, сволочь и тварь. И гореть тебе в Аду, — на одном дыхании и как-то чересчур буднично проговорила она.
Я усмехнулся.
— Никакой новой информации.
— А еще ты жалкий мальчишка на побегушках, заглядывающий в рот своему слабаку-предводи..
— Ну хватит! — перебил ее запальчивую речь я.
Я никогда не заглядывал в рот этому мелочному уроду. Да я скотина, но до уровня обычной шестерки я не опускался никогда. И не опущусь.
— А правда она такая... глаза... колет
Подавить вскрик ей не удалось. Я замахнулся неожиданно. Я с удовлетворением наблюдал, как на бледной спине проступают багряные капли крови поверх многочисленных полузаживших рубцов.
— Ты...мерзавец...
— Воо-от! — одобрительно протянул я. — Эта характеристика мне нравится больше.
— Ты такой же, как он!
Она выгнулась от очередной порции боли. Я стиснул ее подбородок в мозолистых пальцах.
— Ответ неверный. Тебе не стоит смешивать меня с таким дерьмом, как он. Я, конечно, еще тот выродок, но и у меня есть понятие чести.
— Тогда зачем ты с ним?
Я опустил руку и отвернулся, пряча глаза.
— Таковы обстоятельства, — как можно более равнодушней произнес я, пожав плечами, — на сегодня все, — я закрепил плеть на своем ремне.
***
— Сегодня ее надо убить.
Я неосознанно сжал жесткую кожаную рукоять и взглянул на трон, стараясь не выдать свою ошарашенность даже движением бровей.
— Что-то случилось? — голос мой звучал все так же спокойно.
Он замялся и отвел взгляд.
— Что-то неладное творится в горах.
— Сколько?
— Их видели не больше пяти, но это был последний голубь от наших.
— Когда?
— Два дня назад.
"Мой народ... придет за мной"
Живучие, гады!
— Нельзя оставлять ее... она последняя из королевского рода.
— Я помню, — я направился к выходу из Тронного зала.
Я помню. Сам же убил последнего правителя.

Она уже стояла на ногах, когда я приблизился к железным прутьям клетки. Будто знала. Будто...
Я по привычке сначала встретился с ней взглядом, чтобы снова натянуть гнусную ухмылку на лицо. Ее черные глаза всегда давали мне силы здесь. Черные. Я чуть не споткнулся, от удивления наткнувшись на невозмутимую серость глаз.
— Ну, здравствуйте, Ваше Высочество.
Молчание.
— Что-то ты немногословна сегодня. А как же ваши вечные прокля...
— Ты был у него?
-...был.
Она пару секунд пристально глядела в мои глаза. Потом подошла ко мне настолько близко, насколько позволяли веревки, прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Ее теплое дыхание достигло моих губ. От этого треснула маска хладнокровия, сквозь трещины просвечивая легкой растерянностью.
— Делай то, что должен.
Я отступил на шаг. Не от испуга. Просто складывалось впечатление, будто она владеет ситуацией, а не я.
— Ты не логична.
— Женщины вообще странные существа, не знал? Он же приказал меня убить?
Я вгляделся в ее лицо. Что ни говори, а ее неожиданная решимость смутила бы всякого. Необыкновенная связность речи оплачивалась тонкой дорожкой у уголка губ. Ей и так-то по совести говоря, оставалось недолго. Слабое тело слегка покачивалось, держась стоя, наверное, только на одной силе воли.
Я достал кинжал.
— Надоело сопротивляться?
— Нет.
— Тогда?..
— Свою роль я уже сыграла. Мне пора за кулисы. Не меняй сюжета. Ты же не хочешь, чтобы зрители разочарова...— закашлялась она, и, не договорив начала падать.
Я поймал ее на руки и осторожно уложил на древнюю каменную кладь. Двумя пальцами поднял подбородок так чтоб ее лицо оказалось рядом с моим.
— Что ты...
— Тихо... — я слизнул нитку крови, двигаясь от подбородка до губ. Рот тут же наполнился вкусом железа.
Она почему-то молчала и не сопротивлялась. Почему-то отвечала на мои поцелуи. Почему-то ее серые глаза блестели ярко и лихорадочно как при нашей первой встрече в Тронном зале, когда она гневно распахнув двери, в великолепном пышном платье с корсетом теплого орехового цвета, пришла на аудиенцию к самопровозглашенному королю. К нему. К тому самому, по вине которого и начались бесчинства в стране. Ее брату.
Отец сослал его править дальними провинциями. Его Величество долго наблюдал за ним, пока не понял, что ничего, кроме проматывания денег он от сына не добьется. Поэтому за неимением достойной мужской смены начал воспитывать дочь. Сын не ожидал такой подлянки от отца. Так в душе было засеяно зерно обиды, со временем выраситившееся в дерево злобы ненависти и алчности. Он вернулся после десяти лет ссылки. Вернулся для мести. А рядом с ним и "верная правая рука", которая повелась на легкую добычу. Я. Я действительно хотел денег и власти. И хочу их и сейчас. Но ее серые глаза почему-то жгли сердце. Я скрывал это все за ухмылкой. И скрываю. По сей день.
— Наверное, мне нужно сказать прости, да? — ее тихий шепот запутался в моих волосах.
Одно быстрое движение и лезвие умывается горячей багряной жидкостью, вытягивая вместе с ней и жизнь из хрупкого тела. Ее глаза лишь на мгновение расширились. Она знала, что так и будет. Только в этот раз это стало неожиданностью для нее.
— Не нужно. Я же выродок.
Горькая усмешка скривила ее угасающее лицо. Она коснулась моей щеки в последний раз.
— Ты хотя бы смотришь мне в глаза...

— Господин!!! — один из моих поверенных ищеек застал меня у бочки. Я пытался смыть кровь. А заодно и воспоминания. Тухлая вода. Надо было ее все-таки заменить.
— Что такое?
— Там... Там восстание! Его величество убили! Во главе восстания женщина. Говорит, что младшая дочь истинного короля.
Я резко оторвал руки от лица. Брызги разлетелись в разные стороны, превращаясь в грязь на поверхности. Бросил взгляд на темное безжизненное тело у дальней стены.
— Собери всех наших. Скажи, что отступаем.
— Половина идущих под нашим флагом сбежала, другую же половину почти перебили, остались человек 30, не больше. И то, они сражаются за честь нашего короля до конца.
— Идиоты. Нашли за кого сражаться.
Вдруг раздался хрип.
— Действительно. Жаль, что их ослепила преданность моему глупому брату.
Я обернулся. Покачивая кинжалом, передо мной стояла девушка двадцати лет с серыми глазами. Вот только ее глаза ничего не отражали.
— Печально. Ты убил мою лучшую фрейлину.
***
Закатное солнце пополам с ветром иссушало и без того потрескавшиеся губы. Вокруг была куча народу, как обычно требующих хлеба и зрелищ. И за неимением одного, они набрасываются на другое с удвоенным энтузиазмом. И в этот раз главным гвоздем программы был я. Какая ирония. Я улыбнулся мыслям и тут же поморщился, чувствуя, как в очередной раз трескается губа. Я на мгновение притормозил и вгляделся в деревянные подмостки. Усмехнулся углом рта. Виселица. А я-то хотел умереть в бою. Где слышны боевые кличи и предсмертные хрипы. А умру под гомон простого люда. Даже без вынесения приговора. Без обыденного "Именем короля..." Возможно, королева конечно и скажет что-нибудь после моей кончины, но я этого не узнаю.
— Господин... — нерешительно переминался с ноги на ногу молодой конвоир. Как же много придворных, оказывается, сбежало от нас. Хотя нынешнюю истинную королеву окружал в основном молодняк, не многим старше ее. Опытные вояки и мудрые слуги остались преданно прикрывать тылы во время побега настоящей принцессы. Долго ли она проправит с такой свитой? Несомненно, они будут ей верны... Я поднял голову к балкону. Ну, возможно Его Величество действительно вырастило себе достойную смену из дочери — умную, смелую, хладнокровную, не боящуюся пачкать руки кровью ради блага народа
Я оглянулся на конвоира и кивнул. Мы продолжили путь.
Под приглашающий скрип подмостков я прошел к виселице. На шею плавно опустилась веревка. Надо же, а вот палач явно был моим ровесником. Это правильно. Нельзя поручать такую работу молодым. Эти нервные молодые романтики легко сломаются перед первой же казнью, а уж пытками и подавно.
— Стань ровно — меньше мучиться будешь, — посоветовал мне он, берясь за рычаг, открывающий люк.
Я последовал совету больше чисто механически, чем из боязни умереть в агонии. Мне же и так "гореть в Аду"…
..Закатный диск так походил цветом на ее терпкую теплую кровь...

Не считайте это исповедью...
Каждый день входя в эти ледяные подземелья заброшенной королевской тюрьмы, я не жалел об этом, смотря в ее серые глаза. Я не жалел, что убил ее... Ради ее глаз... Не жалел тогда, не жалею и сейчас.

@темы: мои ориджиналы

20:12 

смысловая помойка

а знайте что
а идите к чертям
я сдыхаю от тоски и одиночества
а никто и глазом моргнуть не может

история 1
ты без меня жить не могла?
я самый близкий друг
а какого ж тогда рожна ты даже и строчки написать не можешь
к моему стихотворению
к моему прошлому рассказу?

история 2
тебе не хватало моего бреда?
ну а что же ты тогда тупо даже на ночь не осталась при простой легкой простуде
при том, что я сидел у твоей кровати при твоей болезни
так сложно было на просьбу ответить согласием?

история 3
со мной весело?
какого же черта ты носилась со своей курсовой половину августа?!
о даа
поспать до часу надо же
а потом раскачаться на написаание
и не забыть поехать на дачу на выходные
и здесь никак нельзя вставить встречу с друзьями, ты чтоо

история 4
ну, а ты?
ты серьезно ничего не понимаешь своей вины?
своего вечного
"олололо я же такая занятая пареньтанцыучеба
и на каникулах не могу ты чооо нини
а вместо твоего дня рождения я пойду в кафе, ога
а потом еще раз тебя продинамлю, для профилактики "
еще и потом будешь психовать, что я не реагирую?
ИДИ В ЖОПУ, родная моя

история 5
а вы в своих дневниках
со своими
"ооо как мне плохо
родные такие злыые
денег не дают
ругают за бардак
а я же такая ТОНКАЯ душа!"
или
" ооо на работе такие трудности
ппц
начальник зверь, как жить?!"

МОЛЧА БЛЕАТЬ
У ВАС ЗА ПОЛГОДА ДВА РОДНЫХ ДО БОЛИ ЧЕЛОВЕКА НЕ УМЕРЛИ
ОДИН ИЗ КОТОРЫХ БЫЛ ПРАКТИЧЕСКИ ОВОЩЕМ ПОСЛЕДНИЕ МЕСЯЦЫ
А ТЫ ОДИН НА ОДИН С НИМ
И СМОТРИШЬ
СМОТРИШЬ
КАК ОН УМИРАЕТ НА ТВОИХ ГЛАЗАХ
А ТЕБЕ ВСЕГО 19,СУКА!
19!!!
А ПОТОМ ТЫ ОПЯТЬ
ОПЯТЬ И ОПЯТЬ ДУМАЕШЬ,
А ЧТО БЫЛО БЫ ЕСЛИ БЫ ТЫ НЕ ТОРМОЗНУЛ ТАМ ТО И ТАМ ТО
ВЕДЬ ОНИ МОГЛИ БЫТЬ ЖИВЫ
А ТЫ ТРУСЛИВЫЙ ЛЕНИВЫЙ УЕБОК
ПЕКУЩИЙСЯ ТОЛЬКО О СЕБЕ
...

так о чем это я
я тварь
я ненавижу себя
и вас
и даже не знаю кого больше

22:33 

Разговор

Когда-нибудь встретимся в лете,
А может весной на рассвете
Ко мне подойдешь и ответишь
На давящий нервы вопрос

Ты будешь не в черном, а в цвете
А я же - в запаянной клети
Весь в ранах от сморщенной плети
В заплатах и с ворохом кос

Твой смех зубоскальный во свете
Блеснет в полосатой комете
Заливистым будет, как дети
И скриплым как старенький мост

Ты скажешь,за все мы в ответе
Что мы одинаково бредим
"В попытке заранее метить
Куда-то за линию звезд...

Но выметет пепел ваш ветер
И буквы сотрутся в Завете..."
Сквозь тонкие пальчики Леди
Песочная ссыплется горсть

"Не будет ни первых, ни третьих
Никто вас Там в сито не сцедит
Не станет ни злата, ни меди..."
Усмешки подкину я кость:

- Как ловко расставила сети
шершавой заманчивой лести...
"Никто не упомнит о мести"?
"Рубинов раскрошится горсть"?

Я слышал такое раз двести
Но чтобы от смерти известий
Нелепых в подобном-то месте?! -
С трудом подавлю в себе злость.

- Послушай, забыл я о чести
Я зверь во свалявшейся шерсти
Шестерка подкинутой крести -
Хвалебные речи мне брось.

Ты дай окунуться мне в Лете,
Тем самым забыв об обете
Дай мне раствориться в моменте
и плыть по течению грез.

Вздохнула Седая в ответе:
- Вы сами всегда себе врете
И груза вины наберете
Горшок или целый обоз...

Ну если ты в жалкой вендетте
Себе самому в пистолете
Позвал меня в этом рассвете
Не вой, не разбрызгивай слез...

...И вот я не в черном, а в цвете
За косы цепляется ветер
Я сам заливаюсь, как дети
Я в поле, я весел и бос...

Моя деревушка во свете
В том самом заоблачном лете
на вечно застывшем моменте
Ступаю на ссохшийся мост...

19:26 

пхе.возвращение блять.

по поводу кругов ада
черт возьми я почувствовал себя тру-хикки
когда зашел в гребанный бутик в торговом центре
мышцы напряжены в каждое мгновение дернуться и убежать
чуть ли руки не тряслись
пока лапал нахуй кому нужное цветастое женское тряпье
для отвода глаз
еще и народу овердочерта набежало
чувствовал себя чем-то средним между наркоманом и вором
кретин.
и сходил блять зря
стоила та рубашка с майкой в целом под два косаря, но я ж лох
глянул на майку - о! шестьсот!
=з=
зато приехал - и деньги на карту пришли
ну вот какого хуя?!
гррр

я наверное по жизни буду покупать в стиле:"ХАПНУЛ ТОВАР-ШВЫРНУЛ ДЕНЬГИ НА ПРИЛАВОК-УМОТАЛ"
и это явно верх моей воли.
только в книжном более-менее терпимо
ведь двадцатник же месяц назад стукнул
хотя уровень явно останется на уровне 13летнего шуганного пидростка

21:07 

не для кого

снова сюда пишу
не особо понимаю зачем
все равно захожу сюда раз в год по обещанью
глобального за год ничего не произошло
пара поездок для убегания от мыслей
куча ненавистной работы
отлынивание от такой же малоприятной учебы
привыкание к своему тотальному одиночеству
прирастание к нему
и вследствие атрофирование навыка общения
точнее если есть люди которые привыкли ко мне за многие годы
но с нынешними я общаться не умею совсем
есть еще малопонятная психическая привязанность
объект
которого хочется касаться
мне не плохо
мне иногда странно
иногда похуй
и я хожу уже с год в запутанном состоянии

Царство словесного беспорядка

главная